The war of developers to control Bitcoin — Giacomo Zucco / Pt.4

The war of developers to control Bitcoin — Giacomo Zucco / Pt.4


Биткоин пережил несколько атак за последние годы – со стороны майнеров, со стороны правительств. Как ты считаешь, это прочная система? – Да, она одновременно становится прочной на базовом уровне, так что ее сложнее изменить или сломать, и антихрупкой на внешнем уровне, где ей проще навредить. В чем разница: что-то крепкое ты не сможешь разрушить. Что-то антихрупкое разрушить можно, но оно будет восстанавливаться и возобновлять работу, снова и снова. Например, на биржевом уровне система скорее антихрупкая – можно пытаться регулировать биржи, закрывать, но вместо них появятся другие. Или черный рынок в интернете – можно закрыть Silk Road, но на его место придут три других сайта, и т.д. Базовый уровень – не антихрупкий, потому что если уничтожить Биткоин в экономическом смысле, на уровне эмиссии, на его место не придет такой же. Скорее всего, это будет конец, поэтому базовый слой Биткоина не антихрупкий. Он крепкий, его сложно изменить, сложно остановить, сложно повлиять на него. Мы видели, как майнеры пытались заявлять, что контролируют Биткоин, и ошиблись. Мы видели, как компании, особенно США-центричные… многие компании, лидеры в своих областях, пытались изменить Биткоин под себя и потерпели неудачу. Мы наверняка увидим и другие атаки. Например, пока что разработчики Биткоина всегда оставались на стороне Биткоина. То есть, “хорошие” разработчики защищали Биткоин, а “плохие” майнеры проводили атаки. Но я не исключаю, что когда-нибудь, через десять или двадцать лет, мы увидим конфликт интересов между разработчиками и Биткоином. Например, я уже упоминал оссификацию. То есть, большинство разработчиков Биткоина – наши главные союзники, но может случиться так, что они будут хотеть внести изменения, а сеть не будет хотеть изменений. Так что в конечном счете, даже разработчики… Например, 2x-атака, связанная с Нью-Йоркским соглашением – ее произвели как раз бывшие разработчики Биткоина, Джефф Гарзик и Гэвин Андресен. Происходит много социальных атак, взять хоть Крейга Райта, выдающего себя за Сатоши и создающего свою секту – конечно, только умственно отсталые могут ему поверить, но в мире их достаточно, так что он тоже может провести эффективную атаку. И да, на мне футболка с замечательной конференции в Амстердаме, Breaking Bitcoin, и мне кажется, что сейчас мы наблюдаем… может, я преувеличиваю, и пока еще не наблюдаем, но происходит то, что я назвал бы атакой политкорректности. Если так подумать, многие технологические проекты страдают от подобного, существует культура угнетения и политической корректности, культура “воинов за социальную справедливость”, особенно в США, особенно в Силиконовой долине, и она угрожает многим проектам. Например, возьмем Линукс. Основателю Линукса, по сути, пришлось уйти в отставку, и не потому, что он плохо писал код или плохо поддерживал Линукс, а потому, что он не умел вежливо отвечать людям, предлагающим тупые идеи. То есть, ему предлагали тупую идею, он говорил, что это тупая идея – и это считалось чем-то токсичным и нехорошим. Было очень сильное социальное давление, которое пыталось сместить фокус с технической жизнеспособности идей на хорошее поведение, особенно по отношению к защищаемым категориям. Поэтому сейчас в Линуксе, если ты… и это парадоксально, ведь классическая шифропанк-культура – она про отбрасывание наших реальных личностей и равенство в интернете, где твой пол, гендер, раса, все, кем ты являешься в жизни, не имеет значения. Ты заходишь на гитхаб, ты предлагаешь модификацию – она хорошая, эффективная, безопасная, поэтому ее принимают. Ты можешь быть самым угнетенным человеком на Земле, но если ты предложишь нерабочий вариант, его отвергнут. Потому что важны не твои чувства, а рабочий код, и это – культура, которая создала Биткоин. Большинство людей в списке рассылки шифропанков… некоторые из них были анонимами, Сатоши Накамото был анонимом. Мы не знаем, был он мужчиной или женщиной, одним человеком или семью, высоким или низким, темнокожим или белым, геем или гетеросексуалом – мы не знаем, нам все равно. Это абсолютно неважно, но сейчас я вижу попытку переключиться с суровой правды программирования на удобную ложь сочувствия несчастным жертвам, и это, по сути, политическая атака. Это вмешательство политики в программную разработку. Похожее случилось с игровой индустрией. Тот же знаменитый геймергейт – геймеры были в основном мужчинами, в основном подростками и в основном придурками, и они оскорбляли людей, особенно девушек, и в США началось это масштабное социальное движение, записывающее всех геймеров в преступники. То есть, многие разработчики были уволены не потому, что они плохо делали свою работу, а потому, что их политическая идеология не совпадала с распространенной сейчас мантрой, особенно в Силиконовой долине. А Биткоин интересен тем, что он, я надеюсь, покажет: здесь другие правила. Они со своей полицией мыслей победили Линукс, они победили геймеров, они в какой-то степени преуспели с проектом Tor, хотя это было сложнее. Они попытаются сделать это же с Биткоином, и, я думаю, у них не выйдет – и это будет очередной успех, очередной пример антихрупкости. То есть, раз Биткоин-система прочна сама по себе, как мы решили, внешние угрозы для нее не особо страшны, не особо серьезны. Но до этого мы обсуждали конфликты внутри самого сообщества. Может ли это разрушить систему? Говорят, самую прочную систему можно уничтожить изнутри. – Да, но дело в том, что Биткоин – это не сообщество. Золото или Биткоин-деньги – это инструмент, с помощью которого можно выйти за пределы своего сообщества. То есть, деньги используются для взаимодействия с теми, кого ты не знаешь, или даже недолюбливаешь. Деньги движутся между враждующими государствами, между ИГИЛ и правительством США, между СССР и правительством США – деньги нейтральны и стоят выше политических границ. Это значит, что нельзя уничтожить Биткоин изнутри, потому что нет никакого «внутри» – Биткоин не является сообществом. Есть то, что можно назвать сообществом людей, работающих над Биткоином. Есть разработчики, они играют довольно важную роль. Есть сообщество разработчиков, но это не группа, не иерархия, это довольно свободное сообщество, куда постоянно приходят новые люди, иногда анонимно. Но в какой-то степени это коллектив со своими внутренними отношениями, поэтому атака изнутри случиться может. Такое уже было, вспомнить хотя бы так называемую “атаку больших блоков”. Кто-то считает, что атаки спонсируют, или продвигают, или помогают проводить враги Биткоина, но обычно это не так. Чаще всего это кто-то со своими с представлениями о Биткоине, которые оказываются ложными, они не могут принять это и хотят изменить Биткоин, подстроить его под свои взгляды. Например, в 2012, в 2013 были люди, которые воспринимали Биткоин не как твердые теневые деньги, а как дешевую, классную систему платежей, альтернативу PayPal, но более крутую по каким-то технологическим причинам. В начале своего существования Биткоин не противоречил этим взглядам, потому что действительно был очень дешевым. Причина была в том, что за безопасность платили ходлеры через инфляцию, а не те, кто переводил деньги, через комиссию. Ну, и почти никто не пользовался Биткоином, так что он по многим причинам был дешевой платежной системой. Также, тогда пользователи Биткоина были не особенно экономически образованы, но некоторые разработчики… разработчики или маркетологи, например, Гэвин Андресен был разработчиком, а Роджер Вер – маркетологом, но оба были разочарованы, что реальность не совпадала с их представлениями о Биткоине, и они попытались атаковать его, изменить его. По их мнению, сохранить его суть, но на самом деле – изменить, подстроить под свои желания. И то же самое с дискуссией о токсичности. Ты живешь в Силиконовой долине, ты
776
считаешь, что разработка ПО везде выглядит так же, как в крупных корпорациях – “ты платишь разработчикам и определяешь политическую линию”, поэтому тебе кажется, что Биткоин впишется в этот нарратив про “крутых разработчиков из Силиконовой долины”, и в итоге ты разочаровываешься, атакуешь Биткоин, терпишь неудачу и уходишь. То же самое можно сказать про Эфириум. Ты можешь быть отличным веб-разработчиком, хорошо знать JavaScript, уметь ориентироваться на пользователя, но но мало что понимать в безопасности, в азах криптографии, в экономической теории. Если тебе хочется просто поиграться с какой-то программой в духе JavaScript, и ты ожидаешь этого от Биткоина, Биткоин тебя разочарует, потому что его не выйдет изменить так, чтобы сделать из него дешевую JavaScript-песочницу, так что тебе придется создать свой Эфириум, или что-то в этом роде. Те, кто хотел JavaScript-песочницу, получили Эфириум, те, кто хотел быстрый опенсорс-PayPal, получили BCash, и все такое. Те, кто хочет, чтобы развитие Биткоина определялось политизированной полицией мыслей, могут создать “хороший” форк Биткоина, где все хорошо себя ведут, и чем лучше ты себя ведешь, тем больше у тебя мощности хэширования, или что-то такое. Но, на мой взгляд, мы уже страдали от атак изнутри, от атак, которые, возможно, иногда поддерживались внешними источниками. То есть, когда Bitmain атаковали Биткоин, они продвигали весь этот нарратив про быстрые дешевые платежи, но мне не кажется невероятной идея, что китайское правительство могло иметь к этому отношение, к этим действиям китайской компании. Я не стал бы полностью отбрасывать эту мысль. То есть, это может звучать как теория заговора, но это реалистичная теория заговора. В общем, иногда внешние и внутренние недоброжелатели могут пересекаться. То, что Макс Кайзер называет синдромом Биткоин-безумия – когда ты надолго задерживаешься в Биткоине, очень велика вероятность, что у тебя поедет крыша, потому что Биткоин не подстраивается под твои взгляды. Этот синдром реален, и возможно, когда-то поразит и меня. То есть, когда-то Биткоин докажет мою неправоту, я не смогу принять это и создам свой шиткоин! Ага. Но предыдущие атаки в основном происходили из-за технических различий – маленькие блоки, большие блоки. А теперь мы видим какие-то политические группы, или людей, которых оскорбляют какие-то вещи вроде твоей футболки, максималистов и других хороших людей. Есть разница между тогда и теперь? Да, это разные виды атак. Точно так же дискуссию про скалируемость можно свести к крайне идеологической позиции, но на самом деле в ней есть смысл. То есть, это правильно, что люди думают, как максимально увеличить скалируемость наиболее безопасным образом. Так, Адам Бэк годами предлагал увеличить размер блока, как и многие другие разработчики. То есть, некоторые, вроде Люка Дашра, предлагают уменьшить размер блока в целях безопасности, пока другие уже многие годы предлагают увеличить его, так что суть не в этом. И то же самое с всеми этими недавними дискуссиями о токсичности. Некоторых очень волнует, что кто-то плохо себя ведет – то есть, это нормальное беспокойство, если мы можем хорошо себя вести, давайте это делать. Проблема в том, что подобные дискуссии пытаются использовать для контроля над чем-то внутри или за пределами Биткоин-сообщества, как в случае с геймергейтом. В общем, все новое – хорошо забытое старое, если вспомнить, что и раньше суть была не в размере блоков. Даже в случае с Нью-Йоркским соглашением, когда Джефф Гарзик говорил про имплементацию BTC1, суть на самом деле была не в блоках – а в увольнении разработчиков Bitcoin Core. То есть, риторика Роджера Вера и прочих выглядела так – эти разработчики наделали ошибок, так что нам пришлось уволить их и взять все в свои руки. И первым, что Гарзик и его разработчики сделали в имплементации BTC1, в сломанной имплементации, которая убила бы сеть, если бы все сразу начали ее использовать, потому что она была забагана – в первую очередь они убрали сеть доверия из узлов загрузки известных Биткоин-разработчиков, заменив их компаниями-сторонниками Нью-Йоркского соглашениями, такими как Bloq и т.д. То есть, это была попытка захвата власти корпорациями. Я тогда был в Нью-Йорке, я не присутствовал при обсуждении Нью-Йоркского соглашения, я был недостаточно важной личностью, но до меня дошли некоторые слухи, и я был свидетелем некоторых реальных дискуссий, обсуждений захвата Биткоина, увольнения разработчиков Bitcoin Core, смены управления – люди открыто говорили об этом. Так что эта новая дискуссия о том, что в Биткоине место только “хорошим” людям, отличается, но не слишком отличается, потому что война за размер блоков на самом деле была не за размер блоков, а в основном за контроль.

Author:

5 thoughts on “The war of developers to control Bitcoin — Giacomo Zucco / Pt.4”

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *